Галерея

ПЕРЕСВЕТОВ ПЕРЕУЛОК

КОНТАКТЫ

8 (495) 675-22-28

info-peresvetov@vzmoscow.ru

АДРЕС

м. «Автозаводская»

Пересветов переулок, 4к1

Как добраться?

ВРЕМЯ РАБОТЫ

вторник – воскресенье

11:00 – 20:00

Общество в человеке: формы присутствия

26 января в галерее «Пересветов переулок» в рамках выставки «Только бумага. Света Шуваева» состоялась лекция преподавателя обществознания А.Б. Рослякова по социологии культуры и духовной жизни. Публикуем отрывок лекции, с полным текстом можно ознакомиться на сайте образовательного проекта «Знают все/Территория обществознания» Надеемся, текст будет интересен всем, кто интересуется проблемой связи искусства и социологии.

 

«Одним из первых социологов, систематически рассмотревшим формирование массового общества, был Питер Бергер. С его точки зрения, абстракция в новую эпоху оказалась тесно связанной с секуляризацией. Результатом стало обращением культуры к красоте, богатству земной жизни, ее преобразованию, изживанию из нее всего, что мешает проявиться этим чудесным качествам.

Главная абстракция социальной жизни – физическое время, которое материализуется в самых обычных часах. Это – одни из основных признаков того, что в современных науках о человеке и обществе называется Модерном.

Время, таким образом, перестало иметь конечную цель в отличие от своего традиционного христианского понимания, в котором мир как бы замирает перед Страшным судом.

Люди в Модерне «освобождаются» от рутины повторений, социальный мир утрачивает предсказуемость. На мой взгляд, именно это качество – непредсказуемость (которое одновременно играло роль силы), становится определяющим для «массы», «массового общества».

Поименование отдельных частей этого общества, которое впоследствии произвело на свет огромное количество социальных и, впоследствии, социологических терминов (а также споров о них) было сделано различными группами, прежде всего, правящих слоев, как часть глобальной попытки разобраться в происходящем, понять истоки, направление движения «социального мира» и, несомненно, как в случае с «изобретателями» социологии О. Контом, К. Марксом или Э. Дюркгеймом – предопределить его.

Входя в плоскость социальной культуры, люди XVIII-XIX в.в. вступали в пространство неизведанного. Они заново открывали себя. В это время «общества» в полном смысле еще не существовало, но можно сказать, что его контуры уже проступили.

«Общество» стало, во-многом, результатом функционирования позиции интеллектуалов – выпускников светских университетских курсов, других учебных заведений, результатом означивания ими социального мира, который стремительно выходил из сословных «берегов». Результатом стала т.н. «деморализация», проблема, которую замечали многие авторы XIX столетия, которые писали о западной цивилизации и культуре. Интерес к обществу со стороны интеллектуалов проявляется не просто так.

Примерно об этом же говорит И. Кант в своем знаменитом эссе «Ответ на вопрос: что такое Просвещение?», в котором он делит всех современных ему людей на «несовешеннолетних» и «совершеннолетних». «Совершеннолетние» могли пользоваться своим собственным умом, иметь «на это мужество», «несовершеннолетние» же оставались внутри традиции, под заботой церкви и иерархической власти.

Именно в результате деятельности «совершеннолетних» рождаются такие категории как «масса» и «общество».

Со временем этот мир слов социальных категорий, становится «внешним миром». Это принципиальный момент для понимания того, что такое индивидуальность.

Теперь человек строит свою собственную биографию внутри социального мира. Появляется проблема выбора внешних ориентиров, которые должны стать опорой самосознания. Так рождается феномен противопоставления себя «внешним обстоятельствам» в его модернистской перспективе.

Давайте зафиксируем важнейшие идеи.

  1. «Масса» – это категория, отталкивающаяся от непредсказуемости и неопределенности социального мира. Даже простая переориентация на него способна обнаружить много деталей, незаметных и не имеющих своих названий, а значит – не известных.

  2. Социология и искусство, литература выступили средствами постижения и подчинения «массы» и «социального» посредством понятийной деконструкции в случае социологии или метафоризации и риторики в искусстве и литературе.

  3. «Масса», «общество» – плоды взгляда «сверху», это одновременно результат интеллектуальной интерпретации как социальной дистанции. В этих категориях выражен и властный интерес. Мы имеем дело с постоянным объективированием «неизвестных», рождением описательных категорий, которое происходит как бы издалека, снаружи общества.

  4. Категория «массы» передает значения схожести, тождественности и, в то же время, конгломеративности, множественности, отсутствии выделенности какого-то ее элемента.

 

 

 

 

 

 

Искусство и социология стремятся к объединению по мере того, как мир, в котором мы живем, оказывается пронизанным все менее сводимыми друг к другу в непосредственном опыте отдельного индивида социальными контекстами, становится поликультурным и многозначным. Искусство и социология, перестав быть в какой-то момент чистыми средствами понимания реальности, превратились в фабрику социального, начинают вновь нуждаться в искусстве и социологии, которые были бы близки к человеку и говорили с ним на одном языке...»

 

Польный текст лекции читайте тут.

Эти мысли, пожалуй, было бы интересно дополнить наблюдениями недавно ушедшего из жизни антрополога Б. Андерсона. Создавая свою теорию национализма, он обратил внимание на то, как в Новое время возникает социальное нормирование в условиях «больших» сообществ (заметим, что категория «нации» столь же молода, как те, о которых мы ведем речь). По мнению ученого, оно становится возможным в силу гомогенности культурных коммуникаций. Это означает, что в условиях фактической изоляции индивидов друг от друга, роль культуры многократно возрастает именно как набора нормативных образцов.

В то же время, растет и меняется само содержание культуры за счет взрывного развития искусства по сравнению с прошлыми эпохами… Само искусство стало очень диффиренцированным по видам, жанрам, уровню коммерциализации, носителям и школам.

Наряду с «современными» творениями, искусство стараниями коллекционеров, музейщиков, антикваров, историков увеличивается до поистине колоссальных масштабов. Начавшееся в XIX веке и завершающееся только в наши дни включение в «искусство» народного творчества еще больше раздвинуло его границы. Трудно представить, чтобы хотя бы один человек смог бы охватить даже за всю свою жизнь это богатство.

Наконец, мы переходим к второму соединению искусства и социологии. Оно произошло уже в двадцатом веке и накрепко связано с появлением понятия «массовое искусство».

Можно сказать, что их союз в этот момент был более тесным и качественно совершенно иным, чем ранее. Именно в начале XX века социология, социальные сюжеты в философии, этнография проходят стадию первичной институционализации в академической системе европейских государств, в том числе, и в России.